Пятница, 29 Март 2024 09:26

Охотники за искусством

Оцените материал
(0 голосов)

 Как любители собирали живопись

Сотрудница Музея русского импрессионизма
 Анастасия Винокурова рассказала порталу «Культура.РФ» о феномене коллекционирования в СССР. Читайте, как увлеченные искусством коллекционеры собирали картины, когда художников преследовали за формализм, а понятия «частная собственность» в юридическом плане не существовало.

Неповторимые оригиналы и где они обитали

В наши дни модернистские произведения русской живописи высоко ценят коллекционеры со всего мира, но в советский период на них стояло клеймо «формализм и упадничество». Эти работы противоречили принципам социалистического реализма и официальной повестке и поэтому не выставлялись в государственных музеях. Множество знаменитых полотен удалось сохранить только благодаря коллекционерам.
Частные продажи произведений искусства тогда были под запретом, и за попытку купить что-то в частном порядке можно было стать фигурантом уголовного дела. Если коллекционер хотел действовать легально, он приходил в комиссионный магазин. В дни приема в комиссионки приглашали работников музеев: они отбирали заинтересовавшие их работы для музейных фондов, а остальные, менее ценные по их мнению, оставляли магазинам. В СССР не существовало специального института оценки антиквариата, поэтому гарантировать подлинность предметов было невозможно.
Авангард в то время даже не принимали на реализацию в комиссионки, и коллекционеры могли приобрести произведения либо у наследников художников, либо через своих знакомых. Собирать осуждаемое властью авангардное искусство было не только трудно, но и опасно. Частные владельцы боялись показывать «запрещенный товар», а за покупку можно было оказаться под арестом по статье «Спекуляция». Антикварный рынок существовал в полулегальном состоянии, поэтому, как правило, никто не покупал предметы искусства, рассчитывая перепродать их подороже. Собирали их больше для себя.
«Антикварные магазины никогда не принимали формалистские работы. Рисунки Гончаровой и Ларионова
 я покупал за восемь рублей — стоимость двух бутылок водки. Брали Давида Бурлюка пейзажики такие импрессионистические, копейки все это стоило», — рассказывал коллекционер Валерий Дудаков. Работы передвижников
, которые на тот момент уже считались классикой, стоили от пяти до десяти тысяч рублей. А многих известных художников найти было просто невозможно.
«Никогда не было никаких Васнецовых, ни Виктора
, ни Апполинария
Поленова
Боголюбова
Серов
Репин
Суриков
 — редчайший случай, только этюды», — вспоминал Дудаков.

То, что доктор собирал

Мстислав Добужинский. Петербургский дворик летом (фрагмент). 1908. Частное собрание
Николай Рерих. Псково-Печерский монастырь (фрагмент). 1907. Частное собрание
Борис Кустодиев. Встреча. Пасхальный день (фрагмент). 1917. Частное собрание
 
Среди известных коллекционеров были и инженеры, и нефтехимики, и врачи. Например, Арам Абрамян — известный врач-уролог, заведующий кафедрой урологии в больнице МОНИКИ (Московского областного научно-исследовательского клинического института). По воспоминаниям родственников, коллекционирование было для него лучшим способом отдохнуть от тяжелой работы, отвлечься от сложных случаев и бесконечного потока пациентов.
Однажды Абрамян был на приеме в небольшом провинциальном городке, а после работы пошел прогуляться и заглянул в антикварный магазин. Ему приглянулась фарфоровая статуэтка, он приобрел ее и поставил на стол в своем кабинете. Именно с этой фигурки началась его коллекция.
Собирал он в основном фигуративную живопись. Коллеги-коллекционеры с иронией рассказывали, что Абрамян «по-восточному» предпочитал все яркое, поэтому был равнодушен к супрематистам и обожал мирискусников — Константина Сомова, Александра Бенуа
. В его коллекции были работы Константина Коровина
Бориса Кустодиева
Михаила Врубеля
 и других известных живописцев.
Абрамян умел «увести» понравившуюся вещь прямо из-под носа у других потенциальных покупателей. Если картина обходилась дороже, чем доктор рассчитывал, он ее «наказывал»: ненадолго ставил лицом к стене.
Судьба коллекции Абрамяна, в отличие от многих других, сложилась удачно. В конце 1980-х доктор договорился с министерством культуры Армении и передал свое собрание в Ереван. Его коллекция легла в основу Музея русского искусства имени Абрамяна. Несколько картин врач оставил себе: говорил, что не может жить среди пустых стен.
Еще один доктор, который собрал прекрасную коллекцию живописи, — Александр Мясников, дедушка врача и телеведущего Александра Мясникова — младшего. Во время Великой Отечественной войны
 Мясников был главным терапевтом Военно-морского флота, а позже врача с безупречной репутацией пригласили в состав консилиума, который наблюдал Иосифа Сталина после удара.
Как и Абрамян, Мясников находил в коллекционировании отдушину. В бесконечных командировках он посетил множество стран и отовсюду старался привезти что-то новое в свою коллекцию. В его собрании были работы знаменитых художников-портретистов XVIII века — Федора Рокотова
Владимира Боровиковского
Василия Тропинина
, Николая Крамского, а также картины Николая Рериха
, художников-шестидесятников, мирискусников (например, «Петербургский дворик летом» Мстислава Добужинского) и представителей русского авангарда.
Зная страсть доктора, некоторые благодарные пациенты дарили ему картины. Среди них были и художники — у него лечились Роберт Фальк
 и Надежда Удальцова.
Мясников умер в 1965 году от сердечного приступа. По одной из версий, его вызвало искусство: якобы коллекционер узнал, что купил подделку, которую не сумел распознать. Собрание доктора не сохранилось: его распродали наследники.
источник https://www.culture.ru


Прочитано 258 раз
Nalog 2024 03
Скопировать