Свежий ветер

Оцените материал
(1 Голосовать)
Ректор консерватории рассказал о предстоящих в вузе переменах и праздновании 105-летия.

Саратовская консерватория вступает на новый этап развития. Кроме анонсированного ранее празднования 105-летия вуза, в рамках которого будут представлены новые форматы концертов, накануне Нового года в должности ректора был утверждён Александр Германович Занорин. Мы расспросили руководителя о планах и возможностях для развития консерватории.

– Начну, пожалуй, с традиционного вопроса: в течение девяти месяцев Вы были исполняющим обязанности ректора, теперь утверждены в должности. Какие ощущения?

– Появилось гораздо большее чувство ответственности. Мне удалось поработать в этой должности в течение довольно длительного периода. За это время я понял, что перед вузом, имеющим довольно большую и славную историю, стоят весьма непростые задачи. Ощущение удивительное: осознавая ответственность, я понимаю, что желание работать только увеличивается.

– То есть в азарт вошли…

– Можно и так сказать. Я увидел огромный творческий, научный и образовательный потенциал коллектива, который на сегодняшний день большей частью не реализован. Желание реализовать его полностью, стопроцентно, и вводит меня в азарт.

– Какой именно потенциал Вы имеете в виду?

– Наша консерватория славится сильными преподавательскими традициями, но ведь это только основа. Вуз вполне может стать и исследовательским, и просветительским центром, особенно для тех, кто интересуется культурой, историей города в целом и историей консерватории в частности, для тех, кто хочет слушать и понимать классическую музыку или даже изучать её с нуля. Мы вполне можем это делать.

Во-вторых, я имею в виду научный потенциал консерватории. У нас собраны уникальные научные артефакты. Прежде всего это фольклорные традиции. Сейчас в вузе хранится около 50 свидетельств о традициях народов, проживающих на территории Саратовской области, но за наши стены эта информация не выходит. Я считаю, что это направление должно развиваться. Мы можем изучать не только местный фольклор, но и, к примеру, старообрядческую культуру или культуру немцев Поволжья. Кроме того, накопленная научная база позволяет нам выходить и в другие регионы, чтобы изучать, например, музыкальные традиции северных народов. Хотелось бы, конечно, развернуться на более широком поле.

В-третьих, я имею в виду международную деятельность. Очень обидно, что третья консерватория в России на сегодняшний день не имеет иностранных студентов, хотя располагает очень мощным потенциалом. Подтверждением тому служит недавняя поездка наших педагогов в Китай, где на протяжении двух недель они занимались со студентами различных учебных заведений, и их деятельность была высоко оценена и руководством вузов, и самими студентами. Из этого я могу сделать вывод, что уровень саратовской консерватории, как исполнительский, так и образовательный, сегодня очень высок. Думаю, что этот высокий уровень должен быть на 100% позиционирован и востребован.

– А педагоги не делились впечатлениями от поездки в Китай?

– Конечно, делились. Могу сказать, что они ещё раз сравнили и оценили наше российское образование. Оно глубинное, оно не сводится к узкопрофильным дисциплинам. У нас любая специальность предполагает не только набор концертного репертуара, но и изучение всего, что связано с музыкой, – это и искусство, и эпохи, и стили, и эстетика… Занятия музыкой и интеллектуальная работа в совокупности позволяют готовить специалистов высокого уровня.

– Многие жалуются на новые стандарты. Вы замечаете разницу?

– Разница заметна в студентах. Наблюдаю у молодёжи большое охлаждение к знанию как таковому. В большинстве своём у них сегодня нет стремления к глубокому исследованию. Я это связываю с тем, что Интернет завоёвывает сердца людей, они перестают читать, интересоваться чем-либо… Ведь любая информация может быть воспринята в нескольких ракурсах, и, чтобы составить собственное мнение, надо почитать разные источники, послушать разных исполнителей… Студенты, готовясь к экзаменам, идут кратчайшим путём – ищут ответы в Интернете. А привыкнув получать информацию быстро, не стремятся к тому, чтобы знать больше, чем это положено в рамках учебной программы. Поэтому я думаю, что одна из основных задач педагогов консерватории в том, чтобы повышать требования к студентам. Сохраняя те требования, которые были, нужно стараться максимально заинтересовать их, побудить к чтению, расширению эрудиции.

– Сегодня это общая для всех вузов беда…

– Я понимаю, но думаю, что это во многом зависит и от нас. Ведь работа педагога включает не только образовательный, но и воспитательный процесс. Последний связан, на мой взгляд, с тем, чтобы заинтересовать студентов знанием и чтением. Заинтересовать их может только педагог – своим личным примером! Поэтому и к педагогам у нас соответствующие требования: они должны быть начитанными, блестяще образованными, умеющими, как говорят, «заряжать своей энергией».

– Хочется перейти к теме 105-летия консерватории. Вы уже говорили нам, что в этом году в вузе пройдёт фестиваль, посвящённый этой знаменательной дате. Что предполагается в рамках этого музыкального праздника?

– Прежде всего планируем выступление наших коллективов: оркестров, академического хора, коллективов среднего профессионального образования. Возможность выступить предоставим и коллективам, которыми руководят наши выпускники, – это Энгельсский муниципальный оркестр, Архиерейский хор. Интересные программы готовы представить и наши выпускники-солисты. Кроме этого, предложим слушателям новую форму концерта – музыкальные инсталляции. Это будет форма, позволяющая сочетать прослушивание музыки и знакомство с историей консерватории, первой экспозицией открывающегося у нас музея. Для публики мы планируем его открыть в начале второго семестра, а пока идут подготовительные работы.

– А как родилась идея создания музея?

– Она родилась очень давно. В консерватории работает Валентин Евгеньевич Ханецкий, который на протяжении уже 50 лет занимается её историей. За этот большой период он сумел изучить, сохранить и представить в экспозицию очень редкие экспонаты, повествующие не только о нашей консерватории, но и в целом о музыкальной среде ушедшей эпохи. Первая наша экспозиция будет посвящена как раз истокам, первым классам, педагогам, традициям. Планируем выставить ноты с автографами известных музыкантов того времени, уникальные раритетные вещи. Пока экспозиция готовится в рамках празднования 105-летия консерватории, а в дальнейшем мы планируем её расширять, используя пространство фойе, ещё нескольких классов и коридоров исторического здания, чтобы создать цельную композицию. Само здание консерватории – уже музей. Все архитектурное убранство: и лестницы, и лепнина, и фасад – сохранились в том первозданном виде, в котором были представлены общественности более ста лет назад, в 1912 году. В этом здании первоначально было музыкальное училище, и выглядело оно совсем иначе. Псевдоготическим его сделал архитектор Семён Акимович Каллистратов. Огромную ценность в нём представляет уникальный по своим акустическим свойствам большой зал. Мы хотим, чтобы жители нашей области могли прикоснуться к этому наследию, а документы, которые будут выставлены в музее, экспонируются впервые.

 – Вы упомянули об уникальных автографах. Вижу за Вашей спиной рояль с автографом Сергея Васильевича Рахманинова, а ещё чьими подписями консерватория может похвастать?

– Например, у нас есть нотный сборник с автографами Алексея Федоровича Львова, а за Вашей спиной – уникальные фотографии Михаила Михайловича Ипполитова-Иванова и Антона Степановича Аренского, подаренные самими композиторами. Там тоже есть их автографы. Кроме этого, есть документы и письма знаменитых музыкантов, фортепиано, принадлежавшее семье Ростроповичей. 

Есть документы, свидетельствующие о деятельности Русского императорского музыкального общества в Саратове. Эта деятельность была настолько обширной, что в итоге стала стимулом к созданию в нашем городе третьей в России и первой в провинции консерватории. Мало того, в начальный период работы вуза сюда приехали известные музыканты того времени. Среди них – Вилли Брандт, основавший здесь класс трубы, Леопольд Ростропович, прекрасный тенор Михаил Медведев…

– К слову, о Медведеве… Недавно мне задали вопрос, что называется, в лоб. Почему консерватория носит имя Собинова, а не Медведева? Ведь Собинов всего лишь выступал здесь несколько раз, а Медведев работал.

– Я тоже иногда задаюсь этим вопросом. Но тогда, в 1935 году, имя Леонида Витальевича Собинова действительно имело большую популярность в СССР, хотя изначально, в 1912 году, консерватория была названа именем наследника императорского престола – Алексеевская. Один из наших стендов в фойе – как раз об этом. Но это вопрос истории. Мы стараемся её сохранять, уважать. Имя Собинова консерватория носит уже больше 80 лет, а Собиновский фестиваль в этом году отпразднует 30-летие…

– Что ещё готовится к празднованию 105-летия вуза?

– Мы планируем творческие встречи с выпускниками. Это будут и концерты, и мастер-классы. Сейчас организуем работу выпускников в архивах, поскольку нами ещё не исследован период жизни вуза с 1924 по 1935 год, этот пробел необходимо восполнить. Кроме этого, готовимся к переизданию энциклопедии консерватории с дополнениями. Последняя была выпущена к столетию, но за пять лет нам удалось многое узнать. Новая историческая информация выйдет в приложении. Планируем издать монографию Валентина Евгеньевича Ханецкого «Отзвучавшее», посвященную музыкальной жизни Саратова в 1846-1924 годах. Это будет обобщением тех документов, которые Валентину Евгеньевичу удалось собрать и изучить. Кроме того, для жителей города планируем также проведение экскурсий по консерватории, во время которых саратовцы смогут познакомиться и с историей, и с нашей сегодняшней деятельностью. 

Беседовала Наталья Григорьева

Прочитано 722 раз Четверг, 26 Январь 2017 11:05
Вилковы афиша
12

Опрос

Как вы используете свободные деньги?

Погода в Саратове

Перем. облачность

12°C

Перем. облачность

Влажность: 40%

Играть онлайн

ATP main
Скопировать