Пятница, 06 Февраль 2015 19:00

Хождение по мукам армии

Оцените материал
(1 Голосовать)

Часть 26. Дембель.

Приключения саратовского солдата в одной из воинских частей Подмосковья продолжаются.

В самом начале нашего нахождения в части один старослужащий сказал, что вся служба – это подготовка к одному дню – дембелю. В его словах была доля истины. Солдаты сами искусственно приближают срок окончания службы – считают дни до приказа, потом – до самого дембеля, несколько раз в сутки обсуждая со всеми: «осталось 87 дней» или «до дембеля – совсем немного». В последние дни пошиву дембельки уделяется все больше времени, и солдаты томятся в ожидании сдачи общевойскового защитного комплекта (ОЗК) и закрепленного за ними оружия.

Уход старшего призыва

Примерно за полгода до этого чудесного дня солдаты наблюдают уход старшего призыва. Этих дней ты ждал, казалось, очень долго, особенно на первых порах, но затем наступает смешанное чувство скуки и осознания, что тех дней с «приключениями» и дедовщиной уже не вернуть. 

А наш старший призыв и уйти-то красиво не сумел. По большей части ленивые и не шибко отличающиеся умом «защитники Родины» в последнюю ночь у кого-то из нас украли дезодорант, у кого-то – зарядное устройство для телефона. Потому мы и называли их «стремными». Они даже не удосужились оставить нам сигарет, только один из них – вояка из Ростовской области – оставил ребятам блок. 

Вообще, этот младший сержант всю службу провел как надо – все правильно рассудил, нашел общий язык и с офицерами, и с солдатами. И ушел так же красиво, как и отслужил. В этом тоже есть что-то справедливое – уйти на дембель так, как ты провел этот короткий и одновременнодолгий год. 

Ночь перед отбытием в родные края – довольно веселая история. Конечно, без горячительных напитков и «попойки» такие ритуалы не обходятся. Первыми от нас уходили ребята из Кировской области. Они купили пол-литру и сидели до двух-четырех часов утра со старшиной – выпивали, разговаривали… Примечательно, что все дембельские дни и ночи старшего призыва я был дежурным по роте. С солдатами выпивал именно старшина – он по ходу службы, как и все контрактники, был ближе к нам, простым солдатам, хотя колоритных поступков и от него хватало… Выпили и разошлись. Утром они уже все были одеты «по гражданке», и командир роты отправился с ними на КПП. На душе не то чтобы отлегло – стало как-то пусто, все обиды и конфликтные ситуации забылись, а ум заняли житейские заботы. 

Затем уходил упомянутый выше сержант из Ростова, который тепло простился с каждым из нас ранним утром – за «былые заслуги» документы ему офицеры отдали еще вечером. После него домой ушли пермские ребята, а затем – нижегородские. Троица из Нижнего задержалась дольше всех – они полдня чистили автоматы и лишь под вечер отправились домой. Один из этих парней еще в январе пытался покончить жизнь самоубийством из-за того, что его уличили в крысятничестве. Потом он долго лежал в «дурке» и вернулся в часть уже ближе к дембелю. 

В начале июля нас покинули два последних дедушки, и началась вторая половина армейской жизни – с недельными нарядами, конфликтами с офицерами и приближением дембеля.

Офицеры или дедушки?

Не раз потом вспоминался вопрос дедушек, который они нам задали в начале службы: «С кем вам лучше – с нами или с офицерами?» Большинство искренне ответили, что лучше с офицерами, а спустя время подвергли этот, казалось бы, однозначный ответ глубочайшему сомнению.

Вообще, офицеры и солдаты в армии – это две большие группировки, каждая со своими мировоззрением, интересами и понятиями. В одной из предыдущих глав я уже писал о глупости офицеров. У солдат как у части армейской системы ее тоже хватает, но глупость эта иного рода. Большинство офицеров действуют в личных (подчас корыстных) интересах – продвинуться по службе, поскорее уйти к семье, переложить часть своих обязанностей на коллег или солдат, взять то, что «плохо лежит». 

И эти желания вполне естественны. Для них армия – это работа, жизнь, средство к существованию и возможность нажиться. А для солдат армия – временное, для кого-то вынужденное, пристанище. И это первое коренное различие между этими двумя армейскими кастами. Для солдат нашей части офицеры всегда были «шакалами» – именно так их и называли, потому что они отбирали все, чем так или иначе могли поживиться: хлеб, телефоны, зарядные устройства... Как я рассказывал в одной из глав, еще в самом начале службы старшина НУПа отобрал у нас обычное мыло, крем для обуви и прочие вещи, а потом унес все это домой.

Приближение дембеля уводило мысли от всего, и солдаты только и делали, что готовились к этому главному дню всей службы. Но об этом – в следующих сериях нашего армейского повествования.

Александр Лобецкий

Прочитано 877 раз
 12х18 5
refansh280х420
Скопировать