Пятница, 30 Январь 2015 19:00

Хождение по мукам армии

Оцените материал
(1 Голосовать)

Часть 25. И смешно и грешно.

Сначала – повестка, потом – медкомиссия, после этого – облвоенкомат, путь в поезде до части, первые армейские дни и вкушение процесса дедовщины. И вот солдат постепенно вкатывается в своеобразную армейскую жизнь.

В наших «этюдах» мы много писали о дедовщине, этому столпу армейской жизни мы посвятили несколько глав. Но о дедовщине можно говорить бесконечно – до тех пор, пока свежи впечатления и не закончатся истории, которым, поверьте, нет конца.

Забавное в армии началось, как только мы выстроились у штаба нашей части после прибытия с железнодорожного вокзала. Старлей-покупатель передал нас старшине, тот по пути в казарму почему-то начал кричать на нас, но более мудрый старлей сказал ему: «Да подожди ты на них орать, они еще не знают ничего». Затем, во время нашего нахождения в НУПе, офицеры предавались обществу зеленого змия – ночью, прямо в казарме, причем с первого же дня нашего пребывания там.

Сразу стали учить уставы – обязанности дневального. И хотя там сказано, что дневальному запрещается спать – ночью мы спали, и не только потому, что в НУПе не было камер слежения, но и потому, что офицеры сами «кипели» или развлекались по самое не хочу. Им ни до чего не было дела. До поздней ночи они с пеной у рта играли в стрелялки, а потом спали, как младенцы.

С первых дней в армии понимаешь, что в этой среде никому ни до чего нет дела. Все живут своей жизнью. Да, есть уставы, но их требования, по мнению большинства офицеров, должны выполнять только солдаты, а сами они жили по принципу «я хочу, я не хочу», если, конечно, сверху не спускалось каких-нибудь задач – типа убрать листву с определенной территории или разгрузить за ночь эшелон с техникой.

После того как мы попали в роту, старшина провел шмон (обыск) спальника и нашел в матрацах и одеялах много всякой всячины: булочки, печенье, носки и, что особенно ценно для солдата в армии, «бичи» – вермишель быстрого приготовления. После этого старшина оставил на «серьезный разговор» младших сержантов и долго читал им мораль о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Все текущие вопросы офицеры, по большому счету, свалили на «младших» и за все «косяки» спрашивали с них. В апреле мы постоянно раскидывали снег по территории части, чтобы он быстрее таял, и в один из вечеров мы таким же образом закидали плац. На утро он покрылся льдинами, а когда командир части увидел эту картину, то закричал (для красоты выражений применяя матерные слова) примерно следующее: «Опозорить священное место! Сейчас же берите лопаты и очищайте!» Кое-как мы что-то подчистили, еще полдня старший призыв убирал замерзший лед, а офицеры, как и всегда, свалили всю вину на младших сержантов.

Глупости происходят в армии на каждом шагу, хотя дедовщина вроде бы должна держать порядок, но и ее, казалось бы, безотказные механизмы срабатывают не всегда. Вот, например, старший призыв запугивает младший: если ты не сделаешь это, не сделаешь то, то будут страдать твои товарищи. Это очень грамотно психологически, но всегда найдется кто-нибудь, кто пошлет дедушку подальше – по этой причине случались и драки, после которых пыл дедушек охлаждался.

Забавно было наблюдать за дембелями, которых осталось несколько при десятках солдат младшего призыва: они сразу становились тихими и старались не говорить лишнего, хотя, как я писал ранее, к концу службы все солдаты становятся почти друзьями и все разногласия забываются. Кто-то подшивал дембелю парадную форму, кто-то продолжает дружить до сих пор, переписываясь в соцсетях и поздравляя друг друга с праздниками.

Смешного, как и грустного, в армии хоть отбавляй. Главное, как я не раз писал на страницах наших армейских хроник, – в любой ситуации оставаться человеком.

Продолжение следует.

Александр Лобецкий

Прочитано 915 раз
 12х18 5
refansh280х420
Скопировать