Пятница, 20 Июнь 2014 18:00

Хождение по мукам армии

Оцените материал
(2 голосов)
Часть шестая. О дедовщине. Продолжение.

В прошлой части нашей армейской саги мы немного приоткрыли завесу дедовщины, которая является основой жизни многих частей российской армии. Без нее – никуда. У нас принято вкладывать в это понятие негативный смысл, но есть в дедовщине и немало плюсов. Это вы поймете из дальнейших серий нашего повествования. 

Так вот, напомню, что в роте охраны ротному звену не было дела до того, что творится у него под носом, и обо всем беспределе они прекрасно знали. И тут в конце января двое парней из Свердловской области сбежали с территории части. Сразу поднялся кипеж – ночное построение, ругань командира и казарменное положение, то есть все ротное звено должно ночевать в роте, а не дома, как привыкли наши офицеры и контрактники. Младший призыв обрадовался, вот только зря: в техроте и так было не очень сложно в плане дедовщины, а в роте охраны стало еще хуже в моральном плане. 

Продлилось это положение около двух недель, а потом все вернулось на круги своя: опять крики «Один!», чаепития дедушек в «Ленинке» и все прелести их лени. Мы думали: как можно быть такими животными и скотами? Но через полгода, с приходом младшего призыва, сами стали почти такими же. Не из-за того, что «втухали по самцухе», а больше даже потому, что бесила медлительность и, порою, тупость младшего призыва. Казалось, что они двигаются, как в замедленном кино – то же самое дедушки говорили и про нас, когда мы пришли в роту. 

Так вот, прошло казарменное положение, и начались обычные будни. Утром – подъем, уборка территории и выравнивание кантиков, затем развод – важнейший ритуал. Остановимся на нем поподробнее. Все солдаты, офицеры и прапорщики строятся перед флагом на плацу и ждут командира части, которому его зам докладывает, что «личный состав части на развод построен». Затем звучит гимн (из музыкальной колонки, подключенной к DVD-проигрывателю), и командир рассказывает о положении дел в части и отчитывает офицеров. В понедельник и субботу военные проходят торжественным маршем. Многие солдаты попадают потом на «тумбочку» из-за плохого строевого шага. В феврале из-за морозов развод несколько недель проходил в роте, но потом все вернулось на круги своя. 

После развода решается судьба обычного солдата до обеда. Выбор невелик: едем на позицию – огромную территорию со складами военной техники. Зимой мы там расчищали снег или занимались никому не нужной работой по разбору старых железок. В общем, работа там находилась всегда. На уборку территории тебя могли оставить в роте – работы и здесь хоть отбавляй. На первых порах некоторых оставляли учить уставы, но затем эта «лафа» закончилась, потому что и снег кому-то убирать надо.

Вообще, в военной части есть распорядок дня на каждый день. И на бумаге по обучению по окончании года службы ты будешь по уровню подготовки почти спецназовцем. По расписанию тебя обучают тактической, строевой, огневой, спортивной подготовке и еще куче всяких полезных вещей. Строевая у меня лично была не более пяти раз за год, пару раз мы разбирали и чистили оружие, один раз учились быстро заряжать автомат, один раз – надевать ОЗК с противогазом, и один раз было хорошее занятие по спортивной подготовке. Его проводил сам командир роты. 

В остальные дни я либо был в нарядах, либо мел листву и загребал снег. Вот вам и год в армии. У нас даже шутили: «Солдат – это не машина для уборки снега. Это две машины». Печально. А что может сделать ротное звено офицеров? Ничего. Когда их не обременяли уборкой территории – все было четко и по расписанию. Все они – грамотные ребята, иногда ленились, перекладывая все на младших сержантов, а так – молодцы. 

В общем, до обеда ты убрал снег или поработал на позиции, а после приема пищи объявляют тех «счастливчиков», кто заступает в наряд. Попал в него – на сутки ты знаешь, что и как. Но о нарядах читайте в следующей серии нашей саги...

Прочитано 2037 раз
 12х18 5
refansh280х420
Скопировать
{{{"type":"anchor", "ring":"0", "page":"0"}}}