Пятница, 13 Июнь 2014 15:00

Хождение по мукам армии

Оцените материал
(3 голосов)
Часть пятая. О дедовщине.

Ужин в армейской столовой, солдаты младшего призыва получили масло от «дедушек». У них сейчас идет «стодневка», и за ужином молодой призыв должен поздравить их таким текстом: «Дорогие дедушки Российской армии, поздравляю вас со стодневкой! До приказа осталось столько-то дней». И нужно поздравить каждого, даже несмотря на то, что кто-то в наряде, кто-то в лазарете. Не поздравил – «косяк», и молодой призыв «качается» ночью или после ужина...

Кач (занятие спортом) – краеугольный камень дедовщины. Толпа из молодого призыва отжимается, «ловит бабочек», делает «раз-раз» в полуприседе – и все это может длиться от двух минут до получаса, а то и больше. Причем при «раз-раз» все «самцы» (именно так в нашей части называли солдат молодого призыва) кладут руки друг другу на шею, и если кто-то филонит – за него отдувается его товарищ. Забавно, одним словом. Помимо воспитательной цели, кач преследует и еще одну – сделать из молодого призыва коллектив... Ночные занятия спортом у нас были примерно раз в неделю: как говорится, накосячил – отжимайся и «бабочек» лови.

Еще по одной из традиций старший призыв мог крикнуть: «Один!» – и «самцы» бежали на зов старослужащих. Видите ли, им неохота идти куда-нибудь или подшива чистая нужна, или сахар в чай – в общем, обленились, господа дедушки. Так же и они когда-то бегали – круговорот, круговорот... В спальник в обуви заходить нельзя – только с разрешения, а при серьезных проступках рота не курила. Однажды за завтраком старший призыв хотел нас без кушанья оставить, но голодные «самцы» проигнорировали команду дежурного по роте об окончании приема пищи.

Особая песня – утренние осмотры: проверяют наличие чистых подшив. Ты должен встать ночью, если не успел подшиться вечером (а вечером тебе просто не дают на это времени – или уборка территории, или еще какие-нибудь дела находятся). Вечером все предварительно записываются у дневального, чтобы его разбудили. Иногда кого-то не добуживались, а кого-то намеренно не будили по приказу дежурного по роте: мол, нечего бродить по ночам. Тогда утром было «весело» – приходилось подшиваться впопыхах.

Также нужно быть выбритым, иметь клеймения на одежде – там наносятся имя, фамилия и номер военного билета, который надо знать. Чистота ногтей и бляхи тоже приветствовалась, а если что не так – били по рукам бляхой. Проверяли и карманы, где было много лишнего. Кроме того, у всех должен быть белый платок и расческа, запечатанная в скотч. Вопрос: зачем она нужна, если не используется? Видимо, просто – чтобы было.

Вообще, в любое помещение молодые должны входить с разрешения старшего призыва, забыл спросить – отжимайся. В плане денег было еще терпимо – особо дедушки нашей роты их не требовали. Вот только вся зарплата (денежное довольствие) уходила на нужды роты – по 500 рублей в месяц скидывались. А в апреле у господина Гетракова был день рождения, и ему также сложились по пять сотен и купили навигатор в машину. На наши деньги покупали и утюги, машинку для стрижки волос, моющее средство, туалетную бумагу – все шло по назначению. Ходили слухи, что часть денег сержанты присваивали. Правда это или нет – точно сказать не могу, но с уходом старшего призыва поборы прекратились: или командир части про это узнал, или по другой причине – история, как говорится, об этом умалчивает. Следующие полгода (на наше счастье – без старшего призыва) можно было не снимать деньги с карт (как раз летом они и появились) или просить офицеров снять их, когда они едут в банкомат.

Еще один интересный момент – сотовые телефоны. По прибытии в роту мы их сдали командиру оной, и по выходным он выдавал мобильники на 20 минут. Вот только то господин Гетраков был в наряде и не выдавал ничего, то он просто не хотел этого делать. В общем, захотел – дал. Может, это и правильно, ведь мы не на курорте находились, а в армии. Но, как я упоминал раньше, в армии все можно, главное – не спалиться. Хочешь носить телефон с собой – купи это право у старшего призыва за 500 рублей. Один из нас купил это право и давал нам мобильник при необходимости.

Далее, при уборке территории или перетаскивании какого-нибудь добра старший призыв не работает, а работают «самцы». При отсутствии офицеров дедушки сидят в «Ленинке», пьют чай или спят. Причем, чтобы не спалиться, один из молодых обязательно сидит «на фишке» – смотрит в окно, чтобы предупредить о появлении офицера.

В роте техники дедовщина проходила мягче, чем в роте охраны. В последней ребята каждый день скидывались дедушкам на караул, «качались» чаще, и каждый дедушка получал от «самцов» несколько тысяч рублей за время службы – так у них было заведено. Плюс к этому – ночные игры в «подъем-отбой». Если в техроте офицеры хоть как-то присутствовали, то в роте охраны им ни до чего не было дела... До поры до времени, пока не приключилась одна неприятная история, о которой читайте в следующей серии нашего армейского очерка...

Прочитано 2242 раз

Комментарии  

+1 #3 Жабо 16.06.2014 14:34
Офицеры-офицерам - рознь.... В боевых частях не так...
Цитировать
+1 #2 Алекс 16.06.2014 13:50
Да офицеры - просто ничего не хатят дилать....
Цитировать
+2 #1 Жмурик 15.06.2014 23:34
дедушки пусть в одно место идут. лентяи....
Цитировать
 12х18 5
refansh280х420
Скопировать
{{{"type":"anchor", "ring":"0", "page":"0"}}}