Суббота, 23 Февраль 2013 09:00

Алексей Кочетов: "Люди с высшим образованием воспроизводят офисную бюрократию"

Оцените материал
(1 Голосовать)

Свой 60-летний юбилей доктор исторических наук, профессор Саратовского социально-экономического университета Алексей Кочетов отпраздновал, как полагается педагогу высшей школы — подготовив монографию "Занятость специалистов: феномен невостребованности". О том, как сложился этот феномен и что с ним теперь делать, Алексей Николаевич рассказал в интервью порталу "РИАСАР".

Какие проблемы вы поднимаете в свете той дискуссии, которая идет сейчас вокруг нового федерального закона об образовании?

Главная его опасность в том, что он увеличивает коммерциализацию нашего образования, качество которого при этом пострадает. Коммерциализация сейчас коснется не только профессионального, но и общего образования. Я считаю, что это противоречит Конституции РФ, в которой записано, что общее образование является бесплатным. 

Задача любого образования — создать специалиста. В чем феномен его невостребованности?

Я глубоко убежден, что у общего образования и у профессионального образования совершенно разные функции и разные показатели эффективности. Общее образование имеет чисто социальное значение. Оно дает определенный уровень знаний и специалистов не готовит, у него другая задача. Оно никаким образом не связано с рынком труда — это просто база, и об общем образовании я здесь не пишу.
Дальше люди должны растекаться по различным каналам профессионального образования. И не только высшего. Есть еще два звена — среднее специальное образование и подготовка рабочих. Профессиональное образование имеет не просто социальную, а социально-экономическую эффективность. Она просматривается через рынок труда. Как раз занятость специалистов и их невостребованность — показатель эффективности профессионального образования. К эффективности общего образования это никакого отношения не имеет.

То есть вы рассмотрели специальное и высшее профобразование?

В основном, высшее. Я отталкиваюсь от рынка труда — только здесь обнаруживается эта невостребованность специалиста. Профессиональное образование создало на рынке труда тупиковую ситуацию. Есть такой показатель — напряженность на рынке труда: соотношение вакансий, структура спроса и трудоспособное население, которое нуждается в работе, то есть предложение, которое формируется через профессиональное образование. На рынке должен быть баланс. Если взять в целом количество вакансий и количество предложений во всех областях, на сегодняшний день оно равно единице. А тем не менее, существует структурная безработица. Почему у нас 7 миллионов безработных? Не потому, что с производств высвобождаются рабочие, а потому, что профессиональное образование не следует за спросом на рынке труда.

Но ведь предложение на рынке труда превышает спрос со стороны работника. Вакансий больше, чем безработица.

Нет, соотношение один к одному. Но не сбалансирована структура спроса: в основном, это вакансии обслуживающего персонала, рабочих, служащих, для которых не нужно иметь высшее или даже среднее специальное образование. Спрос на высококвалифицированные профессии не увеличивается. А предложение формируется, в основном, через высшую школу — это специалисты с вузовскими дипломами. И они либо формируют структурную безработицу, либо устраиваются на работу не по специальности, ниже полученной в вузе квалификации. У нас сейчас показатель работы не по специальности составляет больше 65%, по моим расчетам. А среди выпускников последних лет доходит до 70%. Это и есть показатель невостребованности.

Так чья это проблема?

Это проблема, прежде всего, профессионального образования, в котором планирование практически отсутствует. Повинна во всем рыночная система в профобразовании. Что это означает? Профобразование должно следовать за потребностями рынка труда, то есть спрос должен определять предложения и подготовку определенных категорий работников. А рынок образовательных услуг подменяет собой рынок труда, перечеркивает его вообще, потому что спрос на рынке образовательных услуг — это спрос на высшее образование со стороны выпускников школ. Вернее, спрос на вузовский диплом. И не столько у самих детей, сколько у их родителей.
Приём в вузы на 50% больше, чем выпуск из полной общеобразовательной школы. Это-нонсенс. Кстати, количество абитуриентов формируется не только за счет выпускников школ, но и за счет других звеньев образования. 90% выпускников средних профессиональных учебных заведений тоже поступают в вузы.

Велика ли сегодня потребность в людях с высшим образованием?

Нет,в истинном значении такого образования не велика. Наша экономика сейчас носит торгово-посреднический характер. Люди с высшим образованием в лучшем случае воспроизводят офисную бюрократию. В худшем случае устраиваются малоквалифицированным служащим персоналом: продавцами, официантами, охранниками.

Зато их мамы и папы довольны, что дети получили высшее образование.

А чем тут быть довольным? Они потратили деньги, время, а образование им не пригодилось. Конечно, престижность высшего образования играет роль. Но тем самым она разрушает, разбалансирует рынок труда. Уже 20 лет мы не можем преодолеть структурную безработицу. Структура спроса сегодня — это 75% потребности в рабочих, в обслуживающем персонале.

Как выйти из этой ситуации? Должен ли быть социальный заказ от потенциального работодателя?

Конечно. Те вакансии, которые предоставляются в службы занятости, и есть социальный заказ. А развитие спроса нужно планировать в перспективе как минимум на 5 лет. Существует такая проблема: работодатель, зная, что специалистов с высшим образованием очень много и они не востребованы, завышает требования для своих рабочих мест. То есть у него есть рабочее место, где высшее образование не нужно, но он предъявляет к соискателю требование, чтобы тот имел вузовский диплом. Тем самым работодатель создает ложное представление о спросе.

У нас есть огромные институты, занимающиеся статистикой. Могли бы они рассчитать прогноз для высшей школы, сколько каких специалистов потребуется?

Органы статистики не занимаются прогнозом, этим занимается министерство занятости. Но в условиях рыночной экономики дать четкий прогноз невозможно. Прогнозировать структуру рабочих мест можно, когда развивается реальный сектор экономики: промышленность, сельское хозяйство, наука, социальная инфраструктура. Это стабильно развивающиеся отрасли. Если экономика носит торгово-посреднический характер, где каждый день происходят изменения - сегодня фирма есть, через год ее нет, — спрогнозировать что-либо очень сложно. К тому же, работодатели не могут дать полные сведения о вакансиях, на основании которых можно дать долговременный прогноз. Минзанятости располагает лишь 30-35 процентами всех имеющихся в нашем регионе вакансий, остальные скрыты. Чтобы составить долгосрочный прогноз, надо поменять характер экономики. Вместо того, чтобы развивать управленческую сферу, которая не является перспективной, надо, чтобы развивалось производство, основанное на новых, наукоемких технологиях.

Каковы ваши прогнозы в плане нашего высшего образования?

Сегодня в области гуманитарного образования создан балласт, с которым неизвестно, что делать: оно стало развиваться в сторону экономических, менеджерских и тому подобных специальностей. Министерство образования готовит документ, который будет касаться ликвидации этой раздутости в определенном секторе высшего образования. С какой стати, например, политехническому университету готовить социальных работников, культурологов или специалистов рекламы и маркетинга? Политехнические вузы должны готовить инженеров, а, к примеру, рабочим специальностям нужно готовить в тех учебных заведениях, которые ориентированы на реальный сектор экономики. Это особые программы, особые практики, участие в производственном процессе.
Однако во всем повинна общая стратегия выживания. Почему все так коммерциализировано в вузах? Потому что они должны выживать. И в таких условиях нельзя ничего рационально спланировать и осуществить. Наличие рынка образовательных услуг сегодня — это не концепция, а губительная линия поведения.

Можно ли обозначить те этапы, по которым нужно пройти, чтобы выправить систему образования?

Нужен определенный алгоритм. И для начала надо ввести стандарт профильности. В 2000 году по заказу министерства образования мы создали документ о социальных стандартах для образования. Многопрофильным может быть только классический университет, но это должны быть только классические специальности. Прежде всего нужно поддерживать те вузы, которые сложились давным-давно, которые создали свои научные школы, приобрели статус и т. д. А те прогнозы востребованности, которые разрабатывает министерство занятости, должны рассматриваться как нормативы при организации приема в различные учебные заведения. Новый закон об образовании эту проблему никак не решает.
Прочитано 3350 раз
 12х18 5
Kalinin
refansh280х420
Скопировать