Вторник, 05 Февраль 2013 14:48

Павел Маскаев: "Художнику важна среда"

Оцените материал
(4 голосов)
Сфера искусства в Саратове насыщена парадоксами. В театрах то и дело поднимаются отнюдь не творческие бури. Город, где когда-то открылся первый общедоступный художественный музей, оказывается слеп и глух к нуждам представителей саратовской живописной школы. Местные художники могут срывать овации в других городах и не иметь нормальной мастерской в своем собственном. О том, как работают и куда устремляют взгляды члены регионального Союза художников, порталу "РИАСАР" рассказал председатель Союза Павел Александрович МАСКАЕВ.
- Павел Александрович, сегодня недостаточно внимания уделяется нашей творческой интеллигенции, в том числе художникам. Рядовые граждане очень мало знают, чем вы живете. Но своим трудом художники во многом формируют то мировоззрение, которое является основой нации как таковой. Какие злободневные вопросы стоят на повестке дня Союза художников, какие видны перспективы?
- Сегодня неоднозначно обстоит дело с образованием. Ежегодно саратовское художественное училище заканчивают 50 человек. Там они получают ремесло: как правильно держать карандаш, кисточку, с чего начинать и т.д. Потом некоторые идут в вузы, а там учат тому же самому: сначала рисовать голову, потом туловище, обнаженного человека, затем композицию. Парадокс в том, что ни в одном учебном заведении не учат искусству. Этому художники учатся в общении друг с другом. Поэтому важна среда.
В советское время работали Дома творчества, где все было пропитано поиском, вот там и становились художниками. Художник ведь работает не для заказчика, не для публики. У него есть желание достичь совершенства в своем ремесле, даже есть такое выражение: художник — не профессия, это мука души. Она заставляет художника идти в мастерскую, даже в такую, которая больше похожа на бомжатник, где нет отопления. В свое время бывший мэр Саратова Аксененко говорил мне: если вы как художники не умеете зарабатывать деньги, идите в бизнес. Он не понимал, что у художников цель — не деньги зарабатывать, а реализовать себя.
- В саратовском отделении Союза много известных имен, крупных художников, отмеченных регалиями. Благодаря чему организация стала столь крепкой по своему качественному составу?
- Наши предшественники - Борисов-Мусатов, Петров-Водкин, Кузнецов - появились не случайно, а благодаря Боголюбову, ведь он настоял на том, чтобы в Саратове открылся художественный музей. И он действительно оказался первым в России, потому что появился на 7 лет раньше Третьяковской галереи и на 14 лет раньше Русского музея. Из Радищевского музея наши художники не только черпают вдохновение: само осознание того, что ты живешь в городе, где творили великие мастера, поднимает дух.
Я раньше гордился тем, что у нас в Саратове долгое время не было арт-рынка. Когда он появился на проспекте Кирова, я пытался с этим бороться, но мне потом объяснили, что так нельзя, этим я нарушаю антимонопольный закон. Хотя там, на проспекте — не искусство и не творчество, а суррогат. Меня всегда поражало, что с алкогольным суррогатом у нас борются, а арт-рынку позволено процветать. Удивительно, что в Саратове, городе с богатыми культурными традициями, у нас такое невнимание к условиям, в которых работают художники. Хуже, чем в Саратове, отношения к художникам нет во всей России. У нас нет творческих мастерских, их у нас отобрали.
- Раньше, если ты являлся членом творческой организации, тебе по закону полагалось дополнительное количество квадратных метров для работы. Помнится, была такая кощунственная акция, когда церковь на углу Большой Горной и Горького отдали под мастерские. Отдали художникам и подвалы на Гоголя — пусть это были не лучшие помещения, но были. Сейчас этот вопрос совсем не решается?
- В то время церковь была общежитием экономического института. Конечно, было кощунственно, что в алтаре размещалась мастерская скульптора. Но находясь там, художники начали очищать от краски остатки росписи. По закону 1931 года, если художник не имел творческой мастерской, то ему полагалась дополнительная жилплощадь. Была и 50-я статья основ законодательства о культуре, где говорилось, что если органам государства понадобится помещение, которое занимают творческие организации, то последним обязаны предоставить равнозначное помещение и компенсировать расходы по переселению. Сейчас на законодательном уровне нас никак не защищают.
В НИИ геологии и геофизики на Московской,70, проектировался последний этаж для художников. Там были витражные окна, техэтаж, звукоизоляция, и до последнего момента художники там работали. В перестройку НИИ оказался в федеральной собственности, арбитражный суд нас выселил, на этаже все сломали и четвертый год он пустует. Спрашивается, зачем выселяли? Самое интересное, что оттуда вышло больше всего заслуженных художников: Василий Фомичев, Петр Гришин, Мошников, Чечнева, Семенова.
- Павел Александрович, есть такое понятие - работать в стол. Но любой художник хочет, чтобы его картины видели, оценивали. Каковы сегодня возможности у художников представлять свои работы широкому кругу зрителей?
- Возможности очень большие. Раз в 5 лет проходит региональная выставка "Большая Волга", в этом году она будет одиннадцатая по счету. Выставка объединяет несколько регионов, и во всех крупных городах, где она проходила, строились большие выставочные залы. В Саратове была попытка выстроить под нее зал недалеко от Предмостовой площади. Не повезло, в перестройку все рухнуло, только сваи успели забить. Так ни разу у нас выставку и не организовали.
Благодаря Владимиру Ракчееву работает выставка "Золотая палитра", потому что он не просто бизнесмен, а художник по образованию и по духу. Я его знаю с юных лет, мы вместе ходили в художественную студию, еще до училища. А по поводу работы в стол, у художников это называется "работа в угол".
- Как правило, выставки организуются в музее Радищева, в галерее "Эстетика" и зале Союза художников. Есть ли еще какие-то приспособленные помещения?
- Есть еще галерея "Феникс", кроме того, художники имеют возможность выставляться в здании областной думы, но широкий зритель туда не попадает. Городского выставочного зала нет. Отсутствие поддержки — это для Саратова традиционно: и Уткин, и Борисов-Мусатов страдали от этого. Боголюбову даже пришлось немного пошантажировать наше купечество и думу: он пригрозил, что передаст всю коллекцию в Самару. И тогда открыли музей.
- Однако есть теория, что художник должен страдать, иначе он расслабится и перестанет творить.
- Но есть и другие примеры: скажем, Рубенс, Пикассо, Матисс, Айвазовский были далеко не бедными художниками. Кстати, вот пример отношения к художникам в Саранске: если художник имеет звание заслуженного, администрация выплачивает ему из городской казны 15 тысяч ежемесячно. В Саратове, если он имеет звание и при этом нигде не работает, то есть трудовая книжка у него на руках, то он получает 330 рублей. А если работает, то не получает ни рубля.
- Помимо саратовских выставок, наши художники представлены на федеральном уровне?
- В минувшем году Андрей Щербаков участвовал в выставке в Санкт-Петербурге, мы с Владимиром Мошниковым тоже имели такой опыт. Несколько лет назад у меня была персональная выставка в Самаре. Самарская галерея периодически берет работы наших художников: там выставлялись Виктор Учаев, Наталья Моисеева.
- В свое время были резонансные фигуры, такие как Зотов, Мерцлин, их картины звучали в масштабе страны. Сегодняшние саратовские художники дотягивают ли до такого уровня?
- Конечно. Буквально только что в Центральном доме художника в Москве прошла выставка народного художника Анатолия Учаева. Нас с ним приглашали также на выставку "Искусство наций", организованную Конфедерацией союзов художников (это бывший союз художников СССР, объединяющий страны СНГ). Татьяна Хаханова три года назад представляла свои работы на выставке "Искусство России в Китае". В Москве была персональная выставка Алексея Карнаухова. Мало того, сейчас у нас всплеск интереса к декоративно-прикладному искусству — гобелену и батику. Появились энтузиасты, Наталья Щербакова и Ольга Черкасова, которые работают в детской студии при Союзе. Туда принимают всех детей, и они рисуют если не гениально, то талантливо — профессиональные художники поражаются их работам. Заканчивая эту школу, ребята продолжают заниматься этим уже в колледже при СГТУ.
В этом году планируется всероссийская молодежная выставка в Ростове-на-Дону, и организаторы хотят, чтобы обязательно участвовали саратовские прикладники.
- А прикладники входят в Союз художников?
- Уже вступили. И несмотря на сложные условия, наш Союз ширится. Сейчас в нем более 130 членов. В конце прошлого года мы отправили в Москву документы на вступление еще пяти человек, все они прикладники.
- Какие выставки наших художников планируются в ближайшее время в Саратове?
- В Доме работников искусств, ориентировочно 15 февраля, мы будем открывать выставку, посвященную 75-летнему юбилею нашего Союза. Он был учрежден в 1937 году решением исполкома, тогда было выделено 10 тысяч на организацию художественной выставки и столько же — на организацию самого Союза. Кстати, детская художественная школа была открыта в Саратове, как и ТЮЗ, во время войны. То есть даже в это тяжелое время наши чиновники заботились о культуре. Скоро заработает еще один выставочный зал — в театре оперы и балета.
Несмотря на все сложности, все эти годы региональное министерство культуры оказывало нам помощь и поддержку в проведении всероссийских и региональных выставок — выделяло финансы на транспортировку, принимало долевое участие в издании каталогов и альбомов. В этом году минкульт нам тоже обещал поддержку.  
Прочитано 14770 раз
 12х18 5
Kalinin
refansh280х420
Скопировать